Про знаки и смыслы

По дороге, за рулём, решила сегодня: в конце концов, я взрослая сорокалетняя женщина, я могу уже начать разговаривать с Й. на датском (ен воксне фёрре-оррийе квинне). Таня сказала — таня сделала. Приехала, говорю, ну снаккер яй дэнск мед дай. В смысле, хватит английского, действительно, будем говорить по-датски.

И внезапно чувствую, что внутри что-то переломилось и осколками резануло так больно, так сжалось, что дыхание перехватило и начинают течь слёзы. Ну нихера себе, думаю. То есть, это потом стала думать, сначала вообще шок и пустота и горечь и течёт из глаз.

В итоге получили оба эмоциональных разговоров откуда не ждали. «Не хотелось, но прямо таки пришлось». По итогам понятно, что ничего не понятно, но самая рабочая версия такая: для меня язык кодирует дистанцию. Я спокойно разговариваю на датском с водопроводчиками, коллегами, риэлторами, свёкрами. Но с близкими друзьями и с любимыми перехожу на английский. А если кто-то ради меня выучивает что-то по-русски, сердечко моё сдаётся сразу. (Про это я отдельно поплакала сегодня, что сначала учила датский по сути ради тогда любимого мужчины, и ужасно горько, что ради меня вот такого никто не делал, и кажется не сделает уже).

Отдельное ироническое наблюдение: для датчан это должно вообще иначе восприниматься — для них переход на датский должен ощущаться как сокращение дистанции. Мироздание, бессердечная ты сука.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *