Про устойчивость

Заметила, что ощущение устойчивости у меня нарастает от покупки мебели. Большой мебели. Большой мебели, которая мне нравится со всех сторон — практичная, функциональная и даже, как говорится, sparks joy. Вот я нашла кровать, вот диван. Вчера привезли стол. С одной стороны, вроде и логично. Но почему-то для меня это сейчас новое и важное переживание.

История со столом отдельная совершенно. У меня же был стол все эти три месяца, правда — взятый взаймы. Но всё равно. А тут я, значит, купила свой. Причём этот новый стол такой — ну, как надо стол. Из массива дуба, столешница из двух больших досок, тяжеленная как вся моя жизнь. Разобрала старый (временный) стол, собрала этот новый, села, сижу. Трогаю руками. И вот прямо через ладони практически на уровне осязания чувствую вот это вот, у мира нарастает постепенно устойчивость, баланс выравнивается, центр тяжести опустился. Плюс пять баллов к спокойствию, плюс десять к стабильности. Очень какой-то правильный, хороший домашний якорь.

Про самоопределение

Интересный нюанс, про который не думаешь вообще, пока не столкнёшься в силу обстоятельств. Пока живёшь себе десятилетиями в том же городе, в той же стране, кажется — «вот уеду в N, и стану там N-чанином».

В реальности же с точностью до наоборот. Пока я жила в России, я была девочкой, женщиной, дочерью, экономистом, фотографом, спортивной, располневшей, похудевшей, весёлой, грустной. Переехав в Данию, внезапно оказывается — в первую очередь я русская. «Другая» и «русская». Остальное — ну, если будет время-силы-интерес рассмотреть подробнее.

То есть, уехав из России, внезапно как будто становишься более русским, чем был раньше. Очень это странно.

Про знаки и смыслы

По дороге, за рулём, решила сегодня: в конце концов, я взрослая сорокалетняя женщина, я могу уже начать разговаривать с Й. на датском (ен воксне фёрре-оррийе квинне). Таня сказала — таня сделала. Приехала, говорю, ну снаккер яй дэнск мед дай. В смысле, хватит английского, действительно, будем говорить по-датски.

И внезапно чувствую, что внутри что-то переломилось и осколками резануло так больно, так сжалось, что дыхание перехватило и начинают течь слёзы. Ну нихера себе, думаю. То есть, это потом стала думать, сначала вообще шок и пустота и горечь и течёт из глаз.

В итоге получили оба эмоциональных разговоров откуда не ждали. «Не хотелось, но прямо таки пришлось». По итогам понятно, что ничего не понятно, но самая рабочая версия такая: для меня язык кодирует дистанцию. Я спокойно разговариваю на датском с водопроводчиками, коллегами, риэлторами, свёкрами. Но с близкими друзьями и с любимыми перехожу на английский. А если кто-то ради меня выучивает что-то по-русски, сердечко моё сдаётся сразу. (Про это я отдельно поплакала сегодня, что сначала учила датский по сути ради тогда любимого мужчины, и ужасно горько, что ради меня вот такого никто не делал, и кажется не сделает уже).

Отдельное ироническое наблюдение: для датчан это должно вообще иначе восприниматься — для них переход на датский должен ощущаться как сокращение дистанции. Мироздание, бессердечная ты сука.